Банкротство

ВТК.

Фабула дела.

Кредитор подал заявление о включении в реестр требований должника.

В обосновании заявленного требования, представил вступившее в законную силу решение районного суда и исполнительный лист.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении заявления, суды указали, что при рассмотрении в арбитражном суде иска участника общества о взыскании с ООО «СибАвтоГруз-Транс» действительной стоимости доли, поданного и рассмотренного по существу до разрешения спора судом общей юрисдикции, было установлено отсутствие документов, подтверждающих факт выполнения работ по указанным договорам подряда.

АС ВСО судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

Поэтому, оценка обстоятельств исполнения (неисполнения) обязательств по договорам в нарушение процедуры, установленной ГПК РФ, фактически представляет собой попытку пересмотра в порядке, не основанном на процессуальном законе, вступившего в законную силу и обязательного для исполнения решения суда общей юрисдикции, которым разрешен спор между должником и кредитором, основанный именно на обязательствах, возникших из вышеназванных сделок.

При наличии вступившего в законную силу решения суда, подтверждающего состав и размер требования кредитора, арбитражный суд определяет возможность их предъявления в процессе несостоятельности и очередность удовлетворения, не пересматривая спор по существу.

Постановление АС ВСО от 30.06.2015 по делу № А19-14657/2013.

Определение суммы процентов по вознаграждению временного управляющего.

Фабула дела.

Требование об определении суммы процентов по вознаграждению временного управляющего.

Суд первой инстанции заявление удовлетворил, 4 ААС определение отменил, в удовлетворении заявления отказал, указал, что так как арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением 03.07.2014, то есть по истечении установленного статьей 112 АПК РФ шестимесячного срока.

АС ВСО судебные акты отменил, дело отправил на новое рассмотрение.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

В заявлении от 27.06.2014 арбитражный управляющий указал на то, что с ходатайством об определении суммы процентов по вознаграждению по пункту 10 статьи 20.6 Закона о банкротстве он обратился в арбитражный суд 25.08.2011, просил суд рассмотреть его по существу, так как по данному основанию правовое решение не принято.

Учитывая указанные обстоятельства, вывод суда апелляционной инстанции о том, что с заявлением об определении суммы процентов по вознаграждению временного управляющего Ли А.М. обратился 03.07.2014, то есть по истечении установленного статьей 112 АПК РФ шестимесячного срока с момента завершения конкурсного производства в отношении должника, противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Из материалов дела следует, что решением Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 19 октября 2011 года арбитражному управляющему произведен расчет процентов по пункту 13 статьи 20.6 Закона о банкротстве. Данное решение частично исполнено арбитражным управляющим в процедуре банкротства должника, так как он полагал, что проценты определены судом по пункту 10 статьи 20.6 Закона о банкротстве.

Судом первой инстанции в определении от 24 ноября 2014 года не проведена оценка законности произведенных арбитражным управляющим выплат при отсутствии судебного акта об окончательном размере процентов вознаграждения временного управляющего по делу о несостоятельности (банкротстве) ЗАО «Сунтарнефтегаз».

Так как судом первой инстанции не установлены правовые основания фактически полученных арбитражным управляющим сумм за период процедур банкротства должника,

не представляется возможным установить размер задолженности процентов по вознаграждению арбитражного управляющего, подлежащий выплате в соответствии со статьей 20.6 названного Закона.

Постановление АС ВСО от 01.06.2015 по делу № А58-1473/2011.

Спор об обоснованности привлечении к/у специалистов(работников).

Фабула дела.

Требование о признании привлечение специалистов и оплату их услуг

необоснованными и о взыскании с конкурсного управляющего 877 654 рублей убытков.

Суд первой инстанции заявление удовлетворил частично, 4 ААС отменил определение, в удовлетворении заявления отказал, указав на неправильное распределение судом бремени доказывания имеющих значение для дела обстоятельств, а также отсутствие в материалах дела доказательств опровергающих исполнение Курочкиной Н.А., Курочкиным С.Н. и Шидловской О.В. своих трудовых обязанностей. АС ВСО оставил в силе определение первой инстанции.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

Однако конкурсным управляющим не опровергнуты доводы кредитора и уполномоченного органа о том, что лица, работающие по трудовым договорам и проживающие в г. Твери, фактически выполняли трудовые обязанности, предусмотренные должностными инструкциями с учетом того, что местом нахождения должника и его имущества является Забайкальский край. В данном случае табели учета рабочего времени в отсутствие доказательств выезда Курочкиной Н.А., Курочкина С.Н., Шидловской О.В. на место расположения имущества ООО «Рос-Шпат», а также иных доказательств, подтверждающих выполнение работниками трудовых обязанностей, предусмотренных должностными инструкциями, правомерно не приняты во внимание судом первой инстанции. Таким образом, привлечение конкурсным управляющим экономиста и сохранение штатных единиц (архивариуса, инженера и экономиста) в процедуре конкурсного производства должника было направлено на необоснованное расходование конкурсной массы должника.

В данном случае решение собрания кредиторов должника от 19.03.2013, которым утверждено штатное расписание ООО «Рос-Шпат», не обжалованное в установленном порядке, не может свидетельствовать о разумности и обоснованности произведенных конкурсным управляющим расходов, а также являться основанием для освобождения конкурсного управляющего от ответственности в виде возврата необоснованно истраченной суммы в конкурсную массу должника.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что выводы суда первой инстанции об отсутствии у конкурсного управляющего необходимости в заполнении вакансии экономиста и сохранении штатных единиц (архивариуса, инженера, экономиста), а также взыскании с конкурсного управляющего денежных средств в сумме 527 220 рублей соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, основаны на правильной оценке подлежащих применению норм материального права, отвечают правилам доказывания и оценки доказательств.

Постановление АС ВСО от 11.06.2015 по делу № А78-7935/2010.

Банкротство. Процессуальное правопреемство.

Фабула дела.

Требование о взыскании суммы вознаграждения временного и конкурсного управляющего. Суды требование удовлетворили. Указали, что вопрос о процессуальном правопреемстве разрешен судом в судебном заседании 30.10.2014, то есть после вынесения определения о завершении конкурсного производства 26.08.2014 и после обращения арбитражного управляющего 19.08.2014 с настоящим ходатайством о взыскании расходов по делу о банкротстве, в результате чего обязанность по возмещению вознаграждения временного и конкурсного управляющего, а также расходов на процедуры банкротства, не переходит к правопреемнику, а возлагается на заявителя по делу о банкротстве - ОАО «Сбербанк России».

АС ВСО судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

Между тем, определением от 7 ноября 2014 года по данному делу была произведена замена заявителя – ОАО «Сбербанк России» на его правопреемника –ООО «Красноярская упаковка». Следовательно, к правопреемнику переходят права и обязанности, связанные со статусом заявителя по делу о банкротстве.

То обстоятельство, что заявление о взыскании спорной суммы было подано до разрешения вопроса о процессуальном правопреемстве не является основанием для освобождения правопреемника от исполнения возложенных на заявителя обязанностей, поскольку к моменту рассмотрение заявления о взыскании вопрос о правопреемстве был разрешен.

Постановление АС ВСО от 19.06.2015 по делу № А33-11051/2012.

Банкротство. Взыскание убытков с директора.

ВЫВОДЫ АС ВСО

Между тем, законодатель, возлагая обязанность по передаче документов на руководителя должника, не ставит ее исполнение в зависимость от возможностей конкурсного управляющего восстановить документацию путем ее истребования у третьих лиц.

Данная обязанность также не обусловлена необходимостью доказывания конкурсным управляющим совершения им в дальнейшем конкретных действий, связанных с представленной документацией.

Перечень действий конкурсного управляющего в ходе пополнения конкурсной массы как раз и определяется содержанием передаваемой документации, позволяющей предпринять меры по защите прав должника и кредиторов.

Ответственность руководителя наступает независимо от используемой лицом системы налогообложения, так как любая из них предполагает ведение учета доходов и расходов, учет основных средств и нематериальных активов, хранение первичных учетных документов.

Поскольку указанным обстоятельствам не была дана оценка судом с учетом положений Налогового Кодекса Российской Федерации, судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановление АС ВСО от 22.07.2015 по делу № А33-8224/2014.

Банкротство. Рассмотрение обособленного спора при ликвидации должника

ВЫВОДЫ АС ВСО

Исходя из смысла приведенных разъяснений, само по себе завершение конкурсного производства в отношении должника и вызванное этим исключение несостоятельной организации из ЕГРЮЛ не является безусловным препятствием для последующего рассмотрения судом по существу требования о возмещении арбитражным управляющим убытков, которые кредитор считает ему причиненными.

Указанный вывод согласуется с положениями пункта 5 части 1 статьи 150 АПК РФ, на который сослался суд первой инстанции при прекращении производства по заявлению Бакман Л.В.,согласно которым предусмотренные приведенной нормой процессуальные последствия в виде прекращения производства по делу (заявлению) наступают вследствие

невозможности принятия судебного акта, касающегося прав и обязанностей ликвидированной организации, являющейся стороной по делу (применительно к делу о банкротстве - стороной обособленного спора) - истцом или ответчиком (статья 44 АПК РФ).

В рассматриваемом случае на основании положений пункта 3 статьи 49ГК РФ на момент разрешения исковых требований прекратилась правоспособность ООО «Ресурс-Б». При этом ни Бакман Л.В. (истец), ни арбитражный управляющий Шпак А.А. (ответчик) правоспособность не утратили.

Кроме того, указывая в обжалуемом определении от 19 февраля 2015 года на необходимость предъявления требования о взыскании заработной платы в суд общей юрисдикции, Арбитражный суд Иркутской области не учел вступившее в законную силу решение Кировского районного суда г.Иркутска от 17 декабря 2013 года по гражданскому делу № 2-3800/2013, которым с ООО «Ресурс-Б» в пользу Бакман Л.В. взысканы денежные средства, составляющие задолженность по оплате труда и по иным выплатам, связанным с имевшими место трудовыми правоотношениями.

Постановление АС ВСО от 17.07.2015 по делу № А19-7169/2012.

Банкротство застройщика.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

Удовлетворяя заявленные требования, суд посчитал, что факт внесения оплаты в полном объеме подтверждается: соглашением о зачете от 15.03.2012, заключенным между ООО «Солнечный берег» и ООО «СК «Консоль», согласно которому стороны погашают задолженность на сумму 55 222 000 рублей (задолженность ООО «Солнечный берег» по договору от 27.02.2012, задолженность ООО «СК «Консоль» по договору поставки № 34 от 23.06.2010); товарными накладными.

Между тем, представленные накладные (период с 24.07.2010 по 27.02.2012) не содержат ссылки на договор № 34, и в них отсутствуют сведения о том кому и на основании каких документов, удостоверяющих право на получение товара, переданы означенные материалы.

Судом не дана оценка относимости накладных к договору № 34 и реальности исполнения обязательств по договору, возможности зачета 15.03.2012 по накладным, срок оплаты которых с учетом условий договора не наступил.

Договор поставки № 34 от 23.06.2010 не предусматривает конкретный перечень поставляемого товара, его количество и стоимость.

Срок действия договора до 31.12.2010, оплата товара производится в течение 45 дней с момента поставки.

Постановление АС ВСО от 09.07.2015 по делу № А33-5698/2013.

Банкротство. Требование о включении в реестр требований должника.

В связи с чем, отсутствие в материалах дела журнала учета выполненных работ формы КС-6А и общего журнала работ формы КС-6, само по себе, не может достоверно свидетельствовать о неисполнении кредитором обязательств по заявленным требованиям.

Оценка наличия одновременно нескольких договоров.

Кроме того, суд кассационной инстанции считает, что выводы судов, со ссылкой на заключенные между должником и кредитором договор простого товарищества от 08.04.2011 и договор подряда № 23 от 27.09.2011, о наличии одновременно нескольких различных договоров на строительство объекта, являются ошибочными, поскольку из содержания названных договоров не усматривается, что подрядные работы велись именно по указанному объекту. Более того, согласно договору № 23 от 27.09.2011 подрядчик обязался выполнять работы, которые конкретно в данном договоре не перечислены, что не позволяет установить относимость этого договора к спорному объекту.

Аффилированность должника и кредитора.

Сам по себе факт аффилированности должника и кредитора не является основанием для отказа во включении требований ООО «РСУ-3» в реестр требований кредиторов ООО «Диабаз-Ангарск» при условии наличия в материалах дела достаточных доказательств, представленных кредитором в обоснование заявленного требования.

Постановление АС ВСО от 09.07.2015 по делу № А19-9085/2014.

Банкротство. Утверждение мирового соглашения.

Фабула дела.

Отказывая в утверждении мирового соглашения от 15.12.2014, суды двух инстанций исходили из того, что условия мирового соглашения предусматривают возможность досрочного погашения требований, но при этом не устанавливают, что погашение в этом случае должно производиться в отношении всех кредиторов в равной мере, что в свою очередь, порождает неопределенность в вопросе порядка удовлетворения требований кредиторов; судами также отмечено, что отсутствие такого указания может повлечь предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими, что противоречит требованиям статей 134 и 137 Закона о банкротстве.

Указание в мировом соглашении на возможность осуществления окончательного платежа в установленный соглашением срок, также расценена судами как отсутствие срока платежа.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

Наличие указания на дату окончательного расчета свидетельствует не об отсутствии срока платежа, а о наличии возможности поэтапного исполнения обязательств.

Указанные условия свидетельствуют о разумном компромиссе, позволяющем разрешить вопрос об удовлетворении требований кредиторов с наименьшими потерями для последних. Возможность наступления последствий, связанных со статусом имущества должника не является основанием для отказа в утверждении мирового соглашения, так как Закон содержит положения, регулирующие последствия неисполнения соглашения, если таковое будет иметь место.

Из материалов дела следует, что требования пункта 3 статьи 158 Закона о банкротстве соблюдены (имеются протокол собрания кредиторов, само соглашение, реестр требований кредиторов), доказательства обратного не представлены; указанные документы из числа доказательств не исключены, об их фальсификации не заявлено.

Учитывая, что решение о заключении мирового соглашения со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов принято собранием кредиторов, решение собрания кредиторов о заключении мирового соглашения принято большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и в соответствии с реестром требований кредиторов, данное решение собрания кредиторов недействительным не признано (пункт 4 статьи 15 Закона о банкротстве), мировое соглашение заключено в письменной форме, подписано уполномоченными лицами, содержит положения о порядке и сроках исполнения обязательств в денежной форме, следует признать, что порядок заключения мирового соглашения, его форма соответствуют требованиям статей 150, 154, 155 Закона о банкротстве.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций, сделав ошибочный вывод о том, что условия мирового соглашения противоречат положениям Закона о банкротстве, в частности статьям 134 и 137 указанного Закона, не установили и не устанавливали обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения заявления об утверждении мирового соглашения, в частности, о наличии у должника на дату заключения мирового соглашения требований кредиторов первой и второй очереди.

Постановление АС ВСО от 08.07.2015 по делу № А19-21667/2011.

Банкротство. Оспаривание подозрительной сделки.

Фабула дела.

Должник продал имущество по заниженной цене. Отказ в удовлетворении заявления о признании сделки недействительной сопровождается ссылкой на непредставление доказательств действительной стоимости имущества, являющегося предметом оспариваемой сделки, на момент ее совершения, при этом вышеперечисленные доказательства не были приняты в качестве документов, подтверждающих доводы о неравноценности встречного предоставления.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

Вместе с тем, суд первой инстанции не дал правовой оценки доводам конкурсного управляющего о существенном различии стоимости судна при его приобретении должником, при реализации по оспариваемой сделке и при дальнейшей продаже покупателем третьему лицу, а, сделав вывод об отсутствии сведений о действительной стоимости имущества, являющегося предметом договора купли-продажи № 48 от 18.12.2012, не предложил конкурсному управляющему инициировать проведение оценочной экспертизы именно с целью установления действительной стоимости путем постановки перед экспертом вопроса, требующего специальных познаний в области оценки, с учетом того, что установление данного обстоятельства (действительной стоимости имущества, реализованного по оспариваемой сделке) имеет существенное значение для настоящего обособленного спора и входит в предмет доказывания по заявленному требованию.

Постановление АС ВСО от 26.08.2015 по делу № А19-12993/2013.

Оспаривание сделок в рамках дела о несостоятельности (банкротстве).

Необходимость устранения противоречий между двумя отчетами, содержащими различные выводы, предопределяет потребность в проведении оценочной экспертизы с целью установления действительной стоимости реализованного имущества должника путем постановки перед экспертом вопроса (вопросов), требующего специальных познаний в области оценки, которыми суд не располагает.

Установление данного обстоятельства (действительной стоимости имущества, реализованного по оспариваемым сделкам) входит в предмет доказывания и имеет существенное значение для разрешения требования как о признании сделок недействительными, так и о применении последствий недействительности.

Постановление АС ВСО от 01.09.2015 по делу А19-7275/2012.

Банкротство. Оценка стоимости имущества.

Необходимость устранения противоречий между двумя отчетами, содержащими различные выводы, предопределяет потребность в проведении оценочной экспертизы с целью установления действительной стоимости реализованного имущества должника путем постановки перед экспертом вопроса (вопросов), требующего специальных познаний в области оценки, которыми суд не располагает.

Не установив достоверно действительной стоимости имущества должника, отчужденного по оспариваемым сделкам, Арбитражный суд Иркутской области, принявший к рассмотрению заявление конкурсного управляющего о взыскании с контрагента должника 132 000 рублей, копия которого была вручена Самохваловой Т.Ф., в отсутствие сведений о недобросовестности действий конкурсного управляющего, основавшего свое требование на доказательстве, не признанном недостоверным, взыскал с в пользу продавца 1 145 000 рублей.

Постановление АС ВСО от 03.09.2015 по делу №А19-7275/2012.

Банкротство. Завершение конкурсного производства.

Таким образом, завершение конкурсного производства при наличии нерассмотренных, направленных на пополнение конкурсной массы заявлений конкурсного кредитора о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц нарушает права конкурсного кредитора как исключающее возможность реализации его прав, предусмотренных Законом о банкротстве.

Следовательно, суд, имея информацию об обращении уполномоченного органа с заявлением о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, и не решив вопрос о принятии указанного заявления к производству, вопреки требованиям пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве, завершил конкурсное производство в отношении должника, тем самым нарушив права ФНС России, которая в соответствии с приведенными нормами впоследствии лишена возможности обратиться в суд с указанным заявлением.

Постановление АС ВСО от 04.09.2015 по делу № А19-7040/2014.

Банкротство. Начало течения сроки исковой давности по требования о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности.

Таким образом, право на обращение с заявлением о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности возникает у лиц, перечисленных в абзаце 2 пункта 5 статьи 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», с момента признания должника банкротом. Раньше указанного срока реализация права на обращение в суд с подобным заявлением указанными лицами законом не предусмотрена.

Следовательно, в тех случаях, когда указанным лицам, в данном случае, уполномоченному органу, стало известно о наличии соответствующих оснований для привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности до признания должника банкротом срок для обращения в суд, установленный абзацем 4 пункта 5 статьи 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», начинает течь с момента введения процедуры конкурсного производства. В остальных случаях само по себе признание должника банкротом не приводит к началу течения указанного срока.

Иной подход к определению указанного срока приводит к нарушению прав указанных лиц на судебную защиту.

Постановление АС ВСО от 29.09.2015 по делу № А78-9889/2013.

Банкротство. Об оспаривании трудового договора в части установления размера заработной платы.

Между тем, в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие несоответствие квалификации и профессиональных качеств ответчика установленному размеру заработной платы, а также документы, свидетельствующие о невыполнении или выполнении не в полном объеме, или ненадлежащего исполнения (привлечение к дисциплинарной и иной ответственности) Сметаниным А.А. обязанностей, предусмотренных трудовым договором; не имеется и сведений о выполнении данных обязанностей иным лицом; кроме того, материалы дела не содержат как штатного расписания должника, так и должностной инструкции на исполнительного директора.

Данных, свидетельствующих, что определенный Сметанину должностной оклад значительно превышал размер средней заработной платы по аналогичным должностям по Республики Тыва, с учетом установленных законом критериев (объема и сложности выполняемых работ), материалы дела также не содержат.

Между тем, судами установлено, что заработная плата в таком же размере выплачивалась должником техническому директору Задавину Г.Д., а согласно протоколу собрания кредиторов от 02.12.2014 вознаграждение конкурсному управляющему, который в период конкурсного производства исполняет обязанности руководителя должника, установлено фиксированное вознаграждение в размере 250 000 рублей. Далее, в части выводов судов о выполнении Сметаниным А.А. работы по совместительству: в имеющейся в материалах дела копии трудовой книжки на имя Сметанина А.А. нет каких-либо сведений о наличии у него иного основного места работы, кроме ЗАО «Енисейская промышленная компания».

Кроме того, согласно пункту 1.3 трудового договора, работа по нему является для работника основным местом работы.

Вместе с тем, как следует из заявления конкурсного управляющего, основанием к выплате заработной платы Сметанину А.А. им указаны решения комиссии по трудовым спорам ЗАО «Енисейская промышленная компания».

Однако в материалы дела эти документы не представлены.

Постановление АС ВСО от 22.09.2015 по делу № А69-16/2013.

Сервис временно не доступен