Договор аренды

Аренда. Определение размера арендной платы за земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена.

Фабула дела.

Удовлетворяя заявленные требования, суды двух инстанции руководствовались статьей 22, пунктами 1, 3 статьи 65 Земельного кодекса Российской Федерации, положениями постановления № 582 и применил к земельному участку, арендуемому ответчиком для строительства административного здания, ставку арендной платы в размере 2 % от кадастровой стоимости участка.

АС ВСО судебные акты отменил, дело отправил на новое рассмотрение.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

Вместе с тем, поскольку на федеральном уровне не установлена единая методика расчета арендной платы, из пункта 3 статьи 65 Земельного кодекса РФ и пункта 10 статьи 3 ФЗ № 137-ФЗ от 25.10.2001 «О введении в действие Земельного кодекса РФ» следует, что порядок определения размера арендной платы, порядок, условия и сроки внесения арендной платы за использование земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, земельных участков, находящихся в собственности субъектов РФ или муниципальной собственности, устанавливаются соответственно органами государственной власти субъекта РФ, органами местного самоуправления.

Данные правовые подходы сформулированы в определении Верховного Суда РФ № 22-АПГ14-4 от 24.12.2014.

В настоящем деле при определении размера арендной платы за земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена, надлежит руководствоваться

постановлением администрации Иркутской области от 31.07.2008 г. № 213-па, которое принято в пределах полномочий субъекта, определенных пунктом 10 статьи 3 Федерального закона № 137-ФЗ от 25.10.2001 «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», не признано в установленном порядке противоречащем действующему законодательству.

Постановление АС ВСО от 30.07.2015 по делу № А19-4187/2014.

Аренда. Изменение договора аренды.

Фабула дела.

В связи с существенным изменением размера площади арендуемого лесного участка, общество обратилось в суд с требованием об изменении договора в части изменения размера арендной платы и площади арендуемого участка.

ВЫВОДЫ АС ВСО.

Таким образом, является правильным вывод судов о том, что дальнейшее исполнение договора аренды арендатором без изменения его условий в части плошали лесного участка и размера арендной платы нарушает имущественные интересы истца на пользование лесным участком в размере, согласованном сторонами в договоре, что выражается в виде ежеквартальных переплат по арендной плате.

Таким образом, с учетом того, что размер лесного участка, находящегося в аренде у общества с 18.01.2013 составляет 14 599 кв. м, данное обстоятельство зафиксировано в пункте 2 дополнительного соглашения, утвержденного судом, являются обоснованными доводы общества об изменении размера арендной платы пропорционально фактической площади лесного участка исходя из 1,4 га с 18.01.2013.

Постановление АС ВСО от 20.08.2015 по делу №А19-16112/2014.

Аренда. Бремя доказывания при споре о фактической передачи предмета аренды.

Как установлено судом и сторонами не оспаривается, акт приема-передачи нежилого помещения сторонами договора аренды не подписывался, однако о поступлении спорного имущества во владение Цыганковой Н.В. свидетельствует подписанный ею и представителем банка акт приема-передачи оборудования, согласно в нежилом помещении установлен платежный электронный терминал.

Данное доказательство ответчиком, отрицающим передачу ему спорного имущества, в нарушение статьи 65 АПК РФ не опровергнуто.

Индивидуальный предприниматель Цыганкова Н.В. также не приводит доказательств того, что в последующем она была лишена возможности доступа к спорному помещению, со стороны арендодателя создавались препятствия в пользовании арендуемым имуществом или иных причин, объективно свидетельствующих о невозможности использования арендованного недвижимого имущества по его назначению по независящим от ответчика причинам.

Между тем, бремя доказывания наличия оснований для приостановления встречного исполнения по уплате арендных платежей в соответствии с пунктом 2 статьи 328 ГК РФ в рассматриваемом споре лежит на арендаторе.

Письмо от 25.09.2012, в котором индивидуальный предприниматель Цыганкова Н.В. объясняет банку отсутствие на месте ранее установленного терминала фактической непередачей помещения от ООО «Орион», не отвечает критерию относимости доказательств в рамках рассматриваемых обязательственных правоотношений по аренде, поскольку касается иных взаимоотношений ответчика со сторонним лицом.

Доказательств отсутствия терминала по указанному адресу в течение всего периода, в котором совершались торговые операции, нахождения терминала в другом месте ответчиком не представлено.

Техническая возможность работы терминала и при его перемещении сама по себе служить таким доказательством не может.

Постановление АС ВСО от 25.08.2015 по делу №А19-8346/2014.

Аренда. Преимущественное право на заключения договора аренды лесного участка на новый срок.

Руководствуясь положениями указанных норм действующего законодательства, суд первой инстанции, установив, что ООО фирма «Тайга», заключившее договор аренды участка лесного фонда на срок до десяти лет (с 23.07.2004 по 23.07.2009), после приведения этого договора в соответствие с Лесным кодексом РФ по истечении срока действия этого договора (с 23.07.2014), пришел к правильному выводу об отсутствии у него преимущественного права заключать договор аренды лесного участка на новый срок в порядке, предусмотренном частью 5 статьи 72 Лесного кодекса РФ.

При этом судом первой инстанции обоснованно отклонен довод ответчиков о необходимости применения положений части 1 статьи 621 Гражданского кодекса РФ, поскольку данная норма права является общей и не подлежит применению к спорным правоотношениям, которые урегулированы специальными нормами права – частью 5 статьи 4 Федерального закона от 04.12.2006 №201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса РФ», частью 5 статьи 72 Лесного кодекса РФ.

Постановление АС ВСО от 18.08.2015 по делу № А19-18468/2014.

Требование об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора аренды земельного участка, находящегося в государственной собственности.

Между тем, судом апелляционной инстанции при установлении ставки арендной платы в размере 10% кадастровой стоимости земельного участка и поправочного коэффициента не учтено, что земельный участок с кадастровым номером 14:14:050090:231 используется для размещения линейных объектов, принадлежащих истцу.

В силу пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» годовой размер арендной платы за пользование земельными участками, на которых расположены линии электропередачи, линии связи, трубопроводы, дороги, железнодорожные линии и другие подобные сооружения (линейные объекты), устанавливается в пределах 2 % кадастровой стоимости арендуемых земельных участков.

Таким образом, предельный годовой размер арендной платы за земельные участки, занятые линейными объектами, предписан непосредственно федеральным законом и не может быть установлен соответствующими органами в большем размере независимо от применяемой им конкретной методики расчета.

Данная правовая позиция также содержится в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №2 (2015).

Постановление АС ВСО от 10.09.2015 по делу № А58-6434/2014.

Аренда. Требование об освобождении земельного участка ввиду использования арендатором земельного участка не по целевому назначению.

Фабула дела.

Соглашением в пункт 1.1 договора стороны внесли изменения, согласно которым земельный участок предоставлен для временной установки торгового киоска.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о доказанности истцом факта использования ответчиком земельного участка не по целевому назначению (организация услуг общественного питания).

Выводы АС ВСО.

Таким образом, разрешенное использование арендуемого земельного участка в понимании градостроительного и земельного законодательства не изменено.

Вид предпринимательской деятельности арендатора земельного участка не регламентирован условиями заключенного сторонами договора.

При этом осуществление ответчиком того или иного вида предпринимательской деятельности на арендуемом земельном участке может иметь юридическое значение в целях исчисления арендной платы, но не при разрешении вопроса о наличии оснований к прекращению аренды земельного участка по инициативе арендодателя по мотиву несоблюдения арендатором разрешенного использования земельного участка в значении, придаваемом статьями 45, 46 Земельного кодекса Российской Федерации, статьями 450, 619 Гражданского кодекса Российской Федерации и условиями заключенного между истцом и ответчиком договора.

Постановление АС ВСО от 22.09.2015 по делу №А74-9084/2014.

Сервис временно не доступен